Основано в 1991 году

11.06.2016

АЛЬТЕРНАТИВНАЯ ИСТОРИЯ: НОВОСИБИРСКУ НЕ 119, А 315 ЛЕТ?

Альтернативная история: Новосибирску не 119, а 315 лет?

Какую дату рождения Новосибирска считать достоверной — не прекращаются споры краеведов, ученых и знатоков истории. Самую дерзкую версию альтернативной истории города выдвигает журналист Федор Григорьев. По мнению автора, закладка железнодорожного моста через Обь только погубила Кривощековское село, завершив его двухсотлетнюю историю. Подлинную же историю города Новосибирска надо вести с 1697 года, с возникновения Никольского Погоста и мутных дипломатических игр московских царей с владыками страшной «телеутской» землицы.

Ханский пролог

Останки древних руин «в конце Самарской улицы», которыми гордились отцы Ново-Николаевска, претендовали на супердревнюю историю. Ведь эта крепость упоминается в легендах про Кучума как место, где в 1589 году на самом высоком месте правобережного Новосибирска смотрел на закат состарившийся от поражений хан. Согласно легенде, именно отсюда Кучум, сложив с себя корону Сибирского царства, ушел в никуда, приказав себя не сопровождать. Получается, именно здесь, неподалеку от входа в станцию метро «Октябрьская», закончилась великая эпоха завоевания Сибирского царства, начатая отчаянным походом Ермака.

Федор Федорович Григорьев

Федор Федорович ГригорьевРуководитель НП «Школа журналистики». Основатель пиар-агентства «Бюро Пропаганды», которое в 2000 году было признано лучшим среди региональных (по версии журнала «Советник»). Будучи филологом по образованию, обратил внимание на то, что Карамзин и другие создатели русской истории использовали разрозненные достоверные факты, чтобы на их основе придумывать новые сюжеты. Решил использовать этот же метод в написании истории Новосибирска.

 

 Рожденный в горниле казацкой атаки на «телеутскую землицу»

Когда царевы казаки прошли все Сибирское царство (Тюменскую область) и вышли на границы новой неведомой страны, то они удивились ее могуществу. Речь идет о стране, которая в московских приказах числилась как «телеутская землица» и включала в себя Алтайский край, Кемеровскую и Новосибирскую области. Как показали дальнейшие события, движение казацких ватаг «на встречь солнцу» обтекало контуры этого государства на протяжение всего героического этапа освоения Сибири.

Железнодорожный мост не мог стать причиной рождения Новосибирска. Транссиб пересек 16 великих рек, и нигде не появился новый город

Что это за «землица» такая, если ее боялись как огня? Между тем граница, разделявшая Московское государство и пугавшую всех «землицу», проходила прямо по территории  нынешнего города. Левый берег современного Новосибирска был Томской волостью, а правый – территорией этой загадочной «землицы».

Специалисты говорят, что история России до 17 века недостоверна. В нашей стране каждый новый правитель начинал с чистого листа, требуя переписать прошлое в угоду новой династии, новой политической конъюнктуре. Оглядывая свое прошлое, лучше опираться на голые факты. А они таковы: переговоры Московского государства с «телеутской землицей» продолжались 4 года. Их начал царь Борис Годунов, а закончил царь Василий Шуйский, в правление которого в 1609 году был, наконец, заключен договор с кааном Табуном Конаевым (да, да – именно так звучало имя и фамилия этого владыки) о военно-политическом союзе.

Туман, которым укутана история столетнего русско-телеутского Пограничья (между прочим, больше, чем срок жизни СССР), оставляет массу вопросов.

«Покорение Сибири Ермаком» - картина Василия Сурикова

«Покорение Сибири Ермаком» — картина Василия Сурикова

Почему Новосибирская область претендует на звание рекордсмена по числу топонимов, в которых присутствует слово «орда»? Почему фонетика этого слова зафиксирована с твердым «д», как будто его произносили не тюрки? Почему Московское государство заключило с «телеутской землицей» межгосударственный договор, хотя в Сибири больше никто не удостаивался этой чести? Почему томский архив, в котором хранились официальные документы по русско-телеутским отношениям, во времена Анны Леопольдовны был аккуратно и подчистую уничтожен руками местного воеводы? Почему дневник естествоиспытателя Мессершмидта, который по приказу Петра посетил загадочную «телеутскую землицу», оказался без страниц, описывающих семь месяцев пребывания в этой загадочной стране? Почему сразу после получения известий о массовом исходе хозяев «землицы», в далеком Петербурге скоропостижно исчезает Московское государство, и на его месте появляется Российская Империя?

По одну сторону стояли степенные кривощековцы, носители древних сибирских традиций, потомки «государевых людей». По другую – пришлые вахтовики, часто рекрутируемые из числа бродяг и прочих «асоциальных элементов»

Ответы на многочисленные «почему» тем более интересны, что в горниле описываемых событий на «московитском» берегу Оби, прямо напротив древней телеутской твердыни, той самой, где за 100 лет до этого Кучум невесело размышлял об итогах своей 16-летней войны с Кремлем, на свет Божий появляется Никольский Погост.

Застава смертников у брода через Обь

Сегодня это поселение известно краеведам как деревня Кривощековская, но есть данные, что было и другое название, которое стерлось из нашей памяти. Погост в терминологии той эпохи – это не кладбище, а своего рода «торгово-молебный комплекс», какие строили обычно на новых, еще не освоенных землях. Новосибирские историки, восстанавливая сведения самой первой переписи населения, установили, что первыми жителями Никольского погоста должны были быть не крестьяне, а служилые люди. Другими словами, имелся какой-то план, согласно которому действовал томский воевода Ржевский. Иначе получается, что он послал на берег Оби отряд смертников, потому что поселенцы, имевшие наглость расположиться прямо под носом телеутской пограничной твердыни, не могли рассчитывать на долгий срок жизни.

Времена были неспокойные. Например, Томску, которому к этому времени уже было без малого 100 лет, довелось выдержать 10 полноценных осад. А тут и того хуже — стратегически важный объект, коим была конная переправа через Обь.

Если верить историческим материалам, строительство русского поселения началось не позднее последнего десятилетия 17 века. Наиболее вероятной датой стоит считать 1697 год, когда в сопредельном государстве на трон взошел новый каан. На приеме в честь этого события московские посланники вполне могли получить «добро» на строительство торгового пункта прямо на русско-телеутской границе. Так сказать, в рамках развития двусторонних отношений.

Традиции кривощековцев и бесчинства «гопоты» на «стройке века»

Так на карте азиатских владений Москвы появился будущий Новосибирск – в то время постоялый двор с часовенкой и лабазом, увенчивающий собой границу Томской волости, за которой начиналась Орда. Там, над устьем замытой ныне реки Каменки, виднелась не дожившая до наших дней древняя крепость. Ее руины до 1917 года находились под защитой имперских властей, но после революции были уничтожены, повторив судьбу огромного Кривощековского села. В результате, к моменту образования СССР древнее место на Оби осталось без памятников старины. Единственное, что соединяло две эпохи – это продолжавший действовать стратегический переход через Обь, потому что железнодорожный мост, по сути, продолжил функцию древнего брода. И еще сохранился дух Кривощеково.

Тут необходимо сделать небольшое отступление. Дело в том, что часть коренного населения снесенного села переселилось на правый берег, образовав самый первый район будущего «поселка при станции Обь». Он так и назывался — Кривощековский Выселок. До нас дошли документы, из которых явствует, что в числе его жителей были потомки строителей Никольского погоста. Этим людям выпала нелегкая миссия стать культурным хребтом будущего Ново-Николаевска, потому что все остальное население, за исключением местного чиновничества, представляло собой  деклассированный сброд, съехавшийся на стройку века со всей страны.

Беззащитный Никольский Погост ни разу не подвергался нападениям. Такое положение могло иметь место для встреч «без галстуков», где телеутские тайши и казацкая старшина решали вопросы

Ведь поселок мостостроителей, от которого мы любим вести историю Новосибирска, на самом деле представлял собой «кучу безобразных, наживо сколоченных построек, занятых пришлым на железную дорогу рабочим людом и различными торговцами» (Записки  Западно-Сибирского отдела Императорского географического общества, Омск, 1894 год). Здесь царила преступность, пьянство, грязь и нищета. Когда оба поселения слились воедино, столкнулись два мировоззрения: по одну сторону стояли степенные кривощековцы, носители древних сибирских традиций, потомки железных «государевых людей». По другую – пришлые вахтовики, часто рекрутируемые из числа бродяг и прочих «асоциальных элементов».

Последних было подавляющее большинство, Ново-Николаевское село долго было поражено страшными социальными заболеваниями. Документы говорят о том, что убийство здесь было обычным явлением. Но к 1915 году, когда открывался символический центр Российской империи – часовня Николая Чудотворца, уже было видно, что верх взяло старое кривощековское начало, чему в немалой степени способствовали местные купцы и чиновники. Ново-Николаевск превращался в самый процветающий город в Сибири.

А теперь вернемся назад, в 1697 год – туда, где стоит храбрый Никольский погост с его суровыми обитателями «в штатском».

Зачем понадобилось Москве ставить прямо на русско-телеутской границе свою резиденцию, да еще под видом торговой точки, когда хозяевам сопредельной территории уж точно было не до торговли? Ответ может быть только один – все это как-то было связано с начинавшимся переселением телеутов в Зюнгарию (Джунгарию), подданство которой они приняли накануне.

Имелся какой-то план, согласно которому действовал томский воевода Ржевский. Иначе поселенцы, имевшие наглость расположиться на берегу Оби прямо под носом телеутской пограничной твердыни, не могли рассчитывать на долгий срок жизни

Если учесть, что беззащитный Никольский погост ни разу не подвергался нападениям, логично предположить, что в глазах телеутов деревенька пользовалась особым статусом. Такое положение могло иметь место для встреч «без галстуков», где телеутские тайши и казацкая старшина решали вопросы приемки-сдачи освобождаемых территорий. Во всяком случае, факты свидетельствуют, что русские колонисты стали возводить деревни в глубине страшной «телеутской землицы» с начала миссии Никольского острога. Как будто знали, что им за это ничего не будет. Например, человек для особых поручений Федор Кривощек – тот самый, что руководил операцией по строительству Никольского погоста – уже в 1712 году строил русскую деревню где-то в районе будущего Барнаула. Без уверенности в том, что телеуты сюда уже никогда не вернутся, подобное было бы невозможно.

Косвенным подтверждением особой государственной миссии, какую нес зародыш будущего Новосибирска, может служить и известный историкам факт удивительно мирной колонизации «телеутской землицы». Страна, куда 100 лет боялись соваться даже крутые царевы казаки, как по мановению волшебной палочки превратилась в мирную зону гостеприимства…

Некоторые историки и краеведы Новосибирска уже давно говорят о необходимости пересмотреть дату основания столицы Сибири. Ведь железнодорожный мост не мог стать причиной рождения Новосибирска. Транссиб пересек 16 великих рек, и нигде не появился новый город. Например, мост через Волгу так и остался на карте безымянным «290 километром», потому что с окончанием его строительства мостостроители, как и положено, разъехались по домам. Так было бы и на Оби, если бы не местное население.

Из глубины веков

Согнанные с насиженных мест кривощековцы поселились, в том числе, и на правом берегу, образовав собой ядро, вокруг которого начало формироваться сообщество, именуемое сегодня Новосибирском. Во всяком случае, коренные жители столицы Сибири, которые относят себя к кланам Баландиных, Белоусовых, Боталовых, Гордеевых, Казанцевых, Каринкиных, Китовых, Карабельщиковых, Крыловых, Можаевых, Паньшиных, Петуховых, Савельевых, Туровых, Утевых, Ушаковых, Чистяковых, Шестеревых, могут считать себя потомками основателей Ново-Николаевска. Именно эти фамилии числились в списке кривощековцев, построивших Кривощековский Выселок – плоть от плоти древнего левобережного села, уничтоженного мостом. © МКУ ИА «Новосибирск»

Из глубины веков

Из глубины веков

Другие статьиВсе статьи